Ричарда III нашли

Оказывается, моя книжка весьма и весьма своевременная. Я-то начала ее писать просто потому, что герой мне сильно нравится, и произвол Шекспира меня, мягко говоря, не устраивает. Ради справедливости, так скажем (которая обязана быть хоть где-то и в чем-то).

Потому было сразу заявлено: буду реабелитировать последнего Плантагенета как только могу и, к слову, уродом он не был - если хотите, моя жизненная позиция.
С этой точки зрения все описанное ниже прошло мимо меня. А потому приятно удивило ныне.

Итак, в августе 2012 года археологи из Лестерского университета обнаружили свидетельства «затерянного сада» Роберта Херрика, где располагался мемориал Ричарду III. Останки предположительного короля извлекли из земли и отправили на эксгумацию (до нынешнего момента официальной версией являлось: сбросили в реку Сор и дело с концом).

В феврале 2013 официально подтвердили: да Ричард, да Третий, да Глостер. После проведения анализа черепа, костей и ДНК, обнаруженных в одном из мест археологических раскопок, ученые определили, что они принадлежат погибшему монарху (последнему королю, сложившему голову на поле боя).
И немедля прокатился призыв к пересмотру негативной оценки данного исторического деятеля. В принципе, подобные призывы время от времени звучали со стороны общества Ричарда, но, естесственно игнорировались.

Шекспировский Ричард – глупец, урод, злодей, убивающий всех, кто мог стоять между ним и троном. Не выдержал никаких сравнений и "рассыпался" карточным домиком.
Великий драматург сотворил свою пьесу, основываясь на сведениях, почерпнутых из «Истории» Томаса Мора, написанной спустя несколько десятилетий после гибели Ричарда III . Сам же Томас Мор основывался на трудах Мортона, ненавидящего Ричарда всеми фибрами души.

Забегая вперед замечу, что обезображиванием короля потомки обязаны еще и Анне Бошан, теще Ричарда. Уж очень той хотелось "лизнуть" Тюдора, да и себя реабилитировать - Анну Невилл (жену Глостера) ведь ранее насильно выдали за сына Маргариты Анжуйской. Многие припоминали это Бошан после воцарения Йорков. К тому же, Ричард отбил у тещи наследство и разделил его между детьми казненного герцога Кларенса. Бошан он посадил на пожизненное содержание, копеек та не считала, но обиду затаила немалую.

Спустя несколько лет после гибели Ричарда под покровительством Бошан оказался монах, составляаший жизнеописание короля. С этого момента все добрые поступки Йорка намерено вымараны, а его внешность подверглась корректировке.
Правда монах оказался совестливым и собственоручно сделанных портретов молодого короля не переделал (на них Ричард красив). И даже описание рождения "чудовища" закодировал (для потомков не иначе).
Жаль, потомки отчего-то оказались не знакомы ни со староанглийскими загадками, ни с кельтским эпосом. И никто из этих самых потомков не задумался над тем, что герцог Йорк никогда не признал бы ущерного отпрыска, не наделил собственным именем, а отправил бы в какой-нибудь монастырь - грехи семьи отмаливать.
И о том, что у урода, от которого невеста бегала-бегала и бегала не может быть СТОЛЬКО бастардов (видимо решили, что англичанки сплошь неразборчивы, неиначе). Бастарды, к слову, оказались красивые, ни одного урода. А потомки Ричарда живы и поныне (в большом количестве).

Тюдоры были заинтересованы в формировании негативного отношения к династии Плантагенетов и, в частности, к Ричарду III, что естественным образом укрепляло бы позиции новой династии. Ну вот, кто бы сомневался. Укрепили.

Недавние раскопки захоронения проводились на том месте, где когда-то стояла церковь, возведенная «во славу короля (с чего бы, если он был таким чудовищем?).

«Даже беглый осмотр известных фактов покажет, современное представление о Ричарде III, а особенно в известной шекспировской пьесе, не выдерживает никакого сравнения. Как королева Елизавета советовала Ричарду III у Шекспира: «Честный рассказ будет легче понять, если его яснее рассказать», - заявил председатель «Общества Ричарда III» доктор Фил Стоун в интервью для CNN.com.

«Значения новых открытий состоят в том, что люди смогут по-новому взглянуть на историю, избавившись от архаичных предрассудков, – пишет Стоун. – Возможно, мы сможем взглянуть на наше прошлое без мифов и инсинуаций, специально чернивших имена исторических деятелей. Вы не найдете среди монархов святых, но ни один из них и не был страшным преступником. Все приписываемые Ричарду III преступления, кроме одного, опровергаются фактами. Неопровергнутым преступлением является убийство племянников. Они известны нам как «принцы башни».

Однако в деле об их убийстве есть и другие подозреваемые, в том числе и Генрих VII. Он вообще оказался весьма не чист на руку.

Исследователи подчеркивают: парализованной («иссохшей») руки, приписываемой Ричарду III Шекспиром, у короля не было. Не был он и горбуном, однако страдал от сильного сколиоза – болезни, которая началась у него еще в подростковом возрасте.

Идентификация останков никоим образом не повлияет на положение королевской семьи сегодня, однако теперь король будет захоронен как подобает, по-королевски. Его тело будет перезахоронено в Лестерском соборе.

Вот так.

Это мой Ричард и я него верю
(за основу был взят прижизненный портрет Глостера)

По следам Карамзинского клуба

Это мероприятие проходит в Москве. Вход на него свободный. А заседают в нем историки (настоящие) и литераторы (тоже).
В этот раз обсуждали доклад Ирины Левиной "Идеальный христианский брак в "Повести о Петре и Февронии Муромских". Посвящен он был произведению 16 века: многие в нем видели средневековый "любовный роман" в русской версии.

Ну вот и поговорили. Про этот самый «христианский брак». Ничего плохого сказать о студентке, подготовившей доклад, не хочу. Девочка молодец и ее стремление (в силу возраста, да и в принципе - правильное) слушать своего профессора похвально вне всяких сомнений. Однако лично мне было скучно. Потому как я, как человек не любящий определенного свойства давления и агитацию, очень четко уловила ее здесь. Доклад так и лучился идеологической политикой "за христианство". Слишком сильный градус - не для меня.

Да и к тому же, образ богородицы в Февронии и образ Христа в Петре, звиняйте за французский, но НЦстом попахивает. А откровенная стервозность и условие «я тебя вылечу, а ты на мне женишься», преподносимые как "все правильно, Петр ведь грешник" - и того хуже.

Потом слово взял Глеб Елисеев и все поставил на свои места. В смысле, почему «Повесть о Петре и Февронии» не вошла в жития. Да потому что – неформат именно для житий и некий сплав с «рыцарским романом», лишенным романтической подоплеки.

Отдельное спасибо Ольге Елисеевой, благодаря ее замечаниям и указанию фольклорных мотивов в повести, скука покинула меня окончательно.

А вот с Володихиным я позволила себе поспорить по поводу «условий». Потому что обман и нечестная игра не становятся честными от того, что разводишь грешника. Это уже двойные стандарты.

Подводя итог обсуждаемому. Окончательно поняла, что преподносимая модель «христианского брака» не для меня. Слишком фальшиво, имхо, хотя я вовсе не агитирую за свободные отношения, как их понимает некая современная прослойка населения. Если кто помнит мои рассуждения о заповедях, провожу аналогию: можно не убивать просто потому что не желаешь этого делать, а не потому что это заповедь и кто-то в нее верит. Мне фиолетово, что там говорил Яхве по этому поводу через своего пророка, я просто не хочу. Здесь – приблизительно тоже.

А вот разговор о смирении и приведенном ниже отрывке вызвали у меня определенные мысли. В нем Феврония предлагает домогавшемуся ее субъекту хлебнуть водичку с одного борта ладьи, потом – с другого. Когда субъект ответствует, что вода везде одинакова, Феврония проводит аналогию с женщиной: такова же и «баба» - будь княгиней или поселянкой.

Подобное неприемлемо. Лично для меня. Разница есть. Люди вообще разные, что мужчины, что женщины. И если любишь, то конкретного человека, а не абстрактного носителя заинтересовавшей тебя анатомической подробности.

Иначе человек ничем не отличался бы от животного в период гона или течки (несмотря на все религии мира).

А еще подумалось, что вероятно «смирение», о которое в понедельник ломались копья, именно потому воспринимается неоднозначно, поскольку затрагивает архитип человека, его характер и личностный склад. Кто-то чувствует себя гармонично в уступках и желании тихого семейного счастья. А кому-то, наоборот, необходим «эмоциональный взрыв», уверенность в партнере вопреки, а не благодаря, или независимость от любимого человека (между прочим, хороших и ровных взаимоотношений это нисколько не отменяет). Все слишком индивидуально, чтобы говорить о приоритете одной модели поведения над другой.

День всех влюбленных отметили писательско-историческими посиделками

на самом деле обсуждением володихинской книги, вышедшей в серии "обитаемый остров",
но с одной стороны орало караоке, с другой - очень подвыпившие и очень фальшивящие товарищи - Стеньку Разина.
После - традиционный "Мир Пиццы".
Так что день сегодняшний я начала с обновления фото с Басткона.
Выложу ссылку здесь, вдруг, кому-то будет интересно:
http://litokruzhka.ucoz.ru/forum/10-351-1
Ну, и иллюстрации немного
Анна Ветлугина показывает ТТХ и возможную технику применения "главПриза"
(хотели вытащить меня, но я заявила, что мне ближе шпага. И после кратковременной дуэли отправила на сцену Анну, в конце концов, кто "Карла Великого" писал? А я этими ржавыми плохо сбалансированными железками на тот момент еще не прониклась. Это только сейчас пришлось - Ричи, увы, жил слишком рано для рапиры).

(фото авторства Тигры)

Кстати да, я пишу Ричарда III!
"Вече" заявку одобрило и я весьма надеюсь, книга выйдет в серии "Исторические персоны в романе".
Очень!
Ричи у меня не урод, не убийца и вообще роман более всего похож на традиционный рыцарский. Боевки - море. Любовь наличествует.
:duel:

Поговорим? Открыла для себя "новую" книгу.

Я хотела бы представить вашему вниманию книгу Ольги Чигиринской "Сердце меча"

Книга неоднозначная.
Во-первых, автор не особенно известен (это вам не Лукъяненко, и, Слава Богу), то есть пишет больше для себя и творчества, нежели на поток.
Во-вторых, космоопера - жанр, за который нынешние редакторы (Москвы) не особенно берутся.
В-третьих, большой объем (а в малом все идеи и не поместились бы).

Автор использовала за основу "Пятнадцатилетнего капитана" и переписала его в реалиях "ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ далекой Галактики". С одной стороны – сюжет знаком. С другой – он все же отличается, что создает некое подобие игры автор-читатель. И в некоторых случаях она более чем интересна.

Особенную прелесть книги создает Мир этой самой Галактики. Он обширен (неплохо выписан) и имеет под собой несколько конфликтов.
1) Христианско-языческий.
В освоенной Галактике имеется несколько полюсов: Христианский (Империя + шенден + монахи-сохеи, они же рыцари-крестоносцы) и Языческий (Вавилон). Существует Инквизиция, крестовые походы и все с этим связанное.
2) Этико-моральный.
Столкновение идет, затрагивая, естественно, первый аспект, но не только. В Вавилоне во всю используют генные разработки. С их помощью вавилоняне создали себе рабов в лице всевозможных гемов. Имперцы считают гемов – тоже людьми и, соответственно, борются против рабства.
3) Культурологический.
Оба полюса сильно завязаны на японофикацию. То есть, японские мотивы присутствуют в повседневной жизни. Это касается еды, высказываний, понятий. Для меня это, скорее минус, чем плюс (я не поклонница манг, палочек и риса), однако, сие махровое ИМХО.
4) Исторический.
Текст напичкан данными из земной истории, что вносит свой определенный колорит.

Из вышеописанного выделяются и основные конфликты.
Конфликт Дик – Моро развивается не в одной узкой плоскости, а в нескольких: чисто психологической (подросток-взрослый), этически-моральной (Моро – тот человек, который косвенно причастен к уничтожению родной планеты Дика), религиозной (Моро – вавилонянин, Дик – христианин вплоть до фанатичности в некоторых вопросах), Эмоциональный (Моро мастерски просчитывает людей и ситуации, у Дика – недостаток опыта и идиосинкразия), ну и тд.
Конфликт Экипаж – Моро (пока живы капитан и прочие затрагивает в основном поведенческую сторону, после их гибели перетекает в логико-моральную – Логика против Веры).
Конфликт Империя – Вавилон (с одной стороны подчинение церковным догмам с другой – клятве не превышения зла).
Ну и достаточно пока. Там копать и копать на самом-то деле. Поскольку книга, повторюсь, интересная.

Из чистых минусов только один: «опечатки». Сам автор не в силах отследить многое по языку. Потому что автор, прежде всего, внутри сюжета и следит за логикой повествования. А редактор со своей задачей явно не справился.

Остальные минусы – из числа ИМХО.
Один уже назвала – японская культура. В принципе, если абстрагироваться, сие не особенно мешает. Однако меня коробили всякие «саны» и «куны» вкупе с родной планетой Дика – Сунасаки.
Меня раздражали христианские проповеди и псалмы. Но от них опять же, никуда не деться – имперцы христиане именно в том самом смысле, что я для себя отношу к «до некоторого предела фанатики».

Ну вот. Где-то так.
Если кто дойдет до прочтения, мне интересно было бы обсудить именно теологические вопросы. Я пока до конца не дочитала и не в курсе чего хотела добиться автор, но, Черт побери, я всецело на стороне Моро! Все его логические построения мне близки и кажутся вполне оправданными. Начиная от взглядов на сексуальное воспитание молодежи, и кончая вопросов политических. И все его действия – тоже. Особенно в плане «недопущения ненужной жестокости». И мне искренне хочется, чтобы он спас мальчишку из лап этого «Римского Безумия» и перетащил на свою сторону! Вот так.
Само собой, в связи с вышесказанным, героиня, которую буквально каждый персонаж именует «совершенством» лично мне противна (это леди Констанс, мать Джека, главная утешительница всея команды, истая христианка, имперка и прочая).
В вопросах гемов (искусственно–выведенных рас) я тоже на стороне вавилонян. Называть их человеками – отвратительно. А сама фраза – «мы заставим себя признать их равными» - отвратительна вдвойне.

Пока такие вот мысли.
Рецензент осознает, что только что (и фих с ним, со второй чтошкой) выставил себя антихристианином, расистом, прагматичным жестоким человеком, способным ради цели практически на все, и ждет оппонентов.

А вам письма геморроя приходили?

Типа вы выбраны в присяжные бла-бла-бла,
это ваш гражданский долг бла-бла-бла...
И телефончики для справок внизу.

Так вот вопрос. Можно ли это письмо проигнорить и что за это может быть?

Обязательно ли звонить по этим телефонам - пусть повесткой вызывают.

И как бы от этого всего отмазаться без ущерба для матположения?

Вот нах...рен мне этот геморррой! Хотя зрелище обещает быть забавным.

Рецензия на роман А. Зорича «Пилот-Девица»

"Добрую" мою рецензию в кратком сжатом варианте, кому то будет угодно, и в "Если" прочитает. А здесь подробно и именно то, что не понравилось.
Лично мне этот роман, как это говорится, не лег. Постараюсь объяснить свою точку зрения.

Итак

Вводя читателя в мир героев, автор считает необязательным раскрывать некоторые загадки мира. Возможно, конечно, автор делал задел на продолжение, но для одной конкретной книги, которая обязана выглядеть цельной, подобное кажется небрежностью.
Как пример, можно привести хотя бы вопрос про умышленное «поумнение» василисков. Странно, что ни один из «охотников» даже не подумал, кто это сделал и зачем. Словно, вдруг ни с того ни с сего, эволюция накатила. И все с ней согласились по умолчанию. Или все, включая главных героев резко потупели - тоже вариант.
В связи с этим разговор о братстве сторожа зверинца клана Алых Тигров и Василиска смотрится более чем странно. И разговоры о недопущении "разгона" опасных тварей до человеческого интеллекта - тоже.

Постоянное перескакивание с одного на другое. Настоящее – прошлое – будущее. Кому-то, возможно, такое нравится, лично я - устала.
Если отойти от книги и немного углубиться в книгописательство, то следует отметить, что флешмобы и фьюжнмобы - довольно распространенный прием. И призван он, прежде всего, для привлечения читательского внимания. Представьте себе медленно текущую реку. Плывете вы по ней и плывете, и, вдруг, попадаете в водоворот. Также и с повествованием. Удачно подкинутое воспоминание, сон, отсыл в будущее выглядят таким вот водоворотом и подстегивают внимание читателя. Вот только злоупотреблять этим не следует!
Ну, и, чтобы не быть голословным, как пример подобного – захват Риты (это планета :)). Вначале дается картинка настоящего (землетрясение). Потом – рассказ о том, что случилось. А после – «этот мешок сыграет, но завтра». То же касается первых глав – с отбитием стада – и много раз повторяется впоследствии.

Много героев и имен. Они просто изобилуют по тексту. Вначале даже понять, кто именно главные герои не выходит. Даже второстепенные персонажи, которые появляются лишь для того, чтобы погибнуть, снабжаются биографией и историей.
Так что, это второй маячок к утомительности.

Изобилие описаний и сравнений.
Это третий маячок - ну, да это вы поняли.
Приводить примеры считаю излишним, кого заинтересует, вполне легко распознает это в тексте.
И снова к приемам и книготворчеству. Для этого нам необходимо вспомнить несколько любимых в детстве романов. Возьмем хотя бы "капитана Фракаса" и "Трех мушкетеров". Для простоты назову такую литературу "описательной". Длительные описания быта, подача через него статуса персонажа и прочее в них обязательно.
По мере развития синематографа такая описательность съеживается за ненадобностью. Нынешнему читателю достаточно задать декорации: Венеция, каналы, гондола, например. А он уже и сам представит. Для этого описывать мелкие трещинки на фасадах вовсе необязательно.
Для "описательной" литературы характерна плавность сюжета. Даже лихо закрученное действие ни в коем случае не спонтанно. И это – главная особенность книг прошлых веков от книг нынешнего.
Автор же данного конкретного романа попробовал сочетать то и это. Получилось, но утомляет. Ессно, ИМХО.

Автор = рассказчик = царь и бог истории. Он не прячется и не позволяет героям действовать самостоятельно. Всегда готов пояснить читателю мотивы и причины их деяний, мысли, чувства и прочее. Текст изобилует «но, как всегда бывает» и тп.
Герои = функции и это совершенно не сокрыто. Роман = театр. Роли расписаны, а актерам неразрешено действовать самостоятельно.

Излюбленная особенность авторского текста – незаконченность действия. В нескольких словах объясняется как: герой собирался, но «сделать это, было не суждено». Встречается она с завидной регулярностью. Смею предположить – чтобы у читателя возникло ощущение внезапности и переменчивости сюжета, новых ходов и обстоятельств.
ИМХО, слишком часто для создания подобного отношения. И в связи со всем вышеперечисленным превращает плавное движение по реке повествования в картинг и рафтинг.

Лексика героев. Прежде всего, она авторская. Как к читателю обращается автор, так и герои говорят меж собой. Язык достаточно легкий. Наводнен оборотами. Автор выдумывает новые слова или переделывает старые. Даже забористый сленг космических пиратов-трапперов в тексте вызывает улыбку и более чем напоминает языковые заковырки тинейджеров на вроде пресловутых «шнурков в стакане».
Однако, все в деталях, в которых «увязла у птички лапка». Сленг хорош для одного-двух персов конкретного возраста, профессии, положения, жизненного опыта. Даже если сленг – норма мира будущего, то он обязан быть разным. Для каждого конкретного персонажа в отдельности в зависимости от (см выше): возраста, профессии, соцположения, денежного наличия, образования и круга общения.

В аннотации нам говорят о блистательном мире будущего. Однако по факту такого впечатления не получается. И не столько из-за ретроградной эволюции на планете Большой Муром с ее языческим укладом. Слишком много словечек и названий вплелось в текст из недавнего нашего прошлого. Когда на отдаленной планете Рита одного из преподавателей клонов называют не иначе как «физруком», перед внутренним взором возникают не картины ХХVII века, а наша действительность, загнанная в фантастические рамки освоенного космоса. А «не грузись Вася» могло бы стать одним из девизов недавних поколений, кстати, нынешние уже иначе выражаются.